Четверг, 30 июня 2022 18+

Комментарии:

На Ямале судят рецидивистов — «прессовщиков» за убийство заключённого в «Полярной сове»

Опубликовано: 30 января 2022, 11:14 | Служба новостей ЯмалPRO

В Салехарде судят оперативника ФСИН и двоих заключенных колонии для пожизненно осужденных «Полярная сова» (ИК-18 в посёлке Харп). Всех троих обвиняют в создании так называемой «пресс-хаты», в которой пытали заключенных, жалующихся на условия содержания.

Фигурантами уголовного дела являются пожизненно осужденные Александр Агеев и Алексей Воеводин, которые обвиняются в убийстве одного из осуждённых, а также тюремщик Игорь Нестеренко, обвиняемый в организации пыток. Сообщается, что Агеев и Воеводин забили заключённого Валерия Захаркина руками, ногами и куском хозяйственного мыла, завернутого в полотенце, 16 сентября 2016 года.

Суд начался только сейчас, потому что после убийства Захаркина Агеев дал показания о нападении на дом Михаила Круга, во время которого известный певец погиб. Из-за этих показаний Агеева этапировали в Тверь, следственные действия длились около двух лет.

Затем Воеводин и Агеев добивались для себя суда присяжных в Салехарде и подтвердили право пожизненно осужденных на такую форму процесса.

Правозащитники из Gulagu.net опубликовали показания Алексея Воеводина, которые он дал через два дня после убийства Захаркина, 18 сентября 2016 года: «Воеводин рассказал следователю, что согласился избивать других заключенных за возможность «смотреть больше видео, получать продукты в любой день»».

«Из протокола следует, что в камере у Воеводина и Агеева был DVD-проигрыватель – для заключенных это роскошь не только в колонии для пожизненно осужденных. Как и «получать продукты в любой день». Пожизненно осужденному положена одна посылка в год. Есть возможность покупать в тюремном магазине, но, как правило, два раза в месяц. Может, оперативник Воеводину сам колбасу таскал, из протокола это не проясняется», – рассказывает Иван Асташин, бывший заключенный, а ныне правозащитник.

Оперуполномоченный оперативного отдела ИК-18 Игорь Нестеренко просил Воеводина бить сокамерников так, чтобы не оставалось следов. Задания Нестеренко Агеев и Воеводин выполняли с мая по сентябрь 2016 года: избивали других осужденных, заставляли приседать до потери сознания, либо, наоборот, по многу часов стоять на коленях, держа руки за головой. В «пресс-хату» попадали за жалобы на условия содержания в «Полярной сове». По словам правозащитника, о том, что происходит в «нехорошей» камере не могло не знать и тюремное начальство.

По имеющимся данным, Агееву и Воеводину предъявлены обвинения по трем уголовным статьям – «Причинение опасного для жизни вреда здоровью», «Истязания и пытки», а также «Убийство, совершенное группой лиц с особой жестокостью». Обвиняемый в организации пыток Нестеренко находится на свободе и продолжает работать во ФСИН.

Рубрики: Города, Лабытнанги, Общество, Происшествия, Салехард. Метки: , , , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

990
Просмотры:
10
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. объективно пишет:

    Пришлось ехать в поезде, соседом был молодой парень родом из Салехарда, большую часть жизни провел в тюрьме. По его словам, самые жестокие порядки ему пришлось пережить в Лабытнанги и Екатеринбурге. При поступлении в эти зоны заключенных сначала избивают до полусмерти, а потом распределяют по камерам. Страшно было слушать человека, который ребенком, сиротой, прошел все круги ада тюремной жизни.

    • За справедливость пишет:

      в тюрьму то он явно попал не ребенком и не зато что цветы на лугу собирал

      • Егор пишет:

        об этом защитнички предпочитают обычно стыдливо умалчивать…

  2. 89 пишет:

    Уберите из омбудсменов Сака, толку от него никакого. А лучше его самого за такое попустительство в тюрячку.

  3. Законопослушный гражданин пишет:

    Двое пожизненно осужденных готовы исполнять всё, что угодно ради куска пожирнее. Срок-то им не увеличат. Какой маразм. Выясняется, что тюрьма — это не место исправления заключённых, а место издевательства над ними. А работники ФСИН зачем это делают? Какая у них цель?

  4. Елена пишет:

    бедолаги эти пожизненно осужденные. ну и что что не одну невинную душу загубили, детей насиловали, женщин резали. И что в колонии продолжают себя вести так как будто им общество должно. Жалею только об одном — что нет у нас смертной казни. А всем жалельщикам одно могу сказать — спросите у родственников, чьих родных они убили, какеи круги ада им пришлось пережить?

  5. #ПС# пишет:

    В ФСИН идут работать те, у кого развит синдром Чикатило, и изощреные издевательства, как бальзам. Чувство сострадания у них отсутствует напрочь.
    Они-то и есть потенциальные сидельцы для ИК-18.
    Но система своих усердно защищает, потому что это очень ценные и редкие кадры.
    Как видите Нестеренко продолжает работать в ИК.

  6. Иван пишет:

    ну… я бы очень удивился и крайне возмутился бы, если бы они в садик работать шли, а так все нормально, к таким же и идут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑