Вторник, 17 мая 2022 18+

Комментарии:

«Россия – очень маленькая страна». Политолог Кирилл Рогов – о катастрофичности территориального мышления, будущем Путина после падения Назарбаева и «внутренней Туркмении» на Ямале

Опубликовано: 21 января 2022, 18:59 | Служба новостей ЯмалPRO

В последнее время все внимание сосредоточено на противостоянии России и Америки. Ежедневно поступают новости на эту тему, стороны проводят переговоры, эксперты обсуждают, начнется ли война с Украиной, и что будет, если США откажутся идти на уступки России в вопросе нерасширения НАТО.
По мнению политолога Кирилла Рогова, подобные события и разговоры о них – не настоящая геополитика. Реальная же геополитика, имеющая фактическое наполнение, начинается с осознания того, что Россия – очень маленькая страна, которая не может развиваться без коллективного Запада и Китая. «И вступление Украины в НАТО – это маленький и не столь значительный эпизод на фоне этих реальных стратегических альтернатив. И решается это на днях», — отмечает эксперт.

О том, стоит ли ожидать преемника Владимира Путина, как Россия перешла от конкурентной олигархии к диктатуре, каким образом в ней сочетаются «внутренняя Латвия» и «внутренняя Туркмения», почему россияне сейчас больше готовы к демократии, чем в начале 1990-х годов, известный политолог и вице-президент Фонда «Либеральная миссия» Кирилл Рогов рассказал на встрече в Ельцин Центре.

Имперские амбиции

Территориальное мышление – это катастрофа русского сознания. Мы привыкли себя считать большой страной, привыкли думать о России как о центральной стране Евразии, как бы вбирающей в себя и Европу, и Азию. И у этого мнения есть некоторые основания, но с существенной оговоркой: Россия – это очень маленькая страна.

Слева от России – «коллективный Запад». Это ЕС, Британия, США и Канада — около миллиарда человек. Справа – Китай, где 1,5 млрд человек. А между ними – маленькая страна в 150 млн человек. Всего две трети от населения Пакистана или Нигерии. Такой очень-очень длинный и очень малозаселенный «перешеек Евразия» между Европой и Азией.

Россия может развивать свою экономику, только включившись в эти большие рынки. Представление о том, что возможно развитие рынка за счет только внутренних ресурсов, — из середины XX века. Современное производство очень специализированное. Если вы что-то хорошо производите, то в узкой области. Невозможно у себя создать производство от и до. Такого на современном рынке нет. Включенность в большой рынок позволяет производить много и экспортировать в различные страны. России нужны чужие рынки, лучше – оба. Если отказаться от «коллективного Запада», то остается 1,5 млрд, но для китайского рынка Россия – просто небольшая провинция.

Преемник от Путина

Нам ближе всего модель преемника. В России мы видели ее неоднократно: действующий президент выводит преемника и говорит: «Голосуйте за него». И этот человек выигрывает.

Бывает деспотический трансфер власти – два первых подобных кейса были в Туркмении и Узбекистане. Так, первый президент Туркмении, «отец всех туркмен» (Туркменбаши) Сапармурат Ниязов умер в 2006 году прямо в президентском офисе, свою власть он никому не передал, потому что «это все от лукавого». При жизни культ его личности достиг необычайных высот. В столице страны установили 50-метровую золотую статую правителя, его портрет украшал банкноты, почтовые марки и плакаты по всей стране и т.д.

После смерти Туркменбаши исполняющим его обязанности, согласно Конституции, должен был стать спикер Овезгельды Атаев. Но его в тот же день арестовали. Вместо Атаева временным преемником стал вице-премьер и глава минздрава Гурбангулы Бердымухаммедов. Затем он выставил свою кандидатуру на президентских выборах, получил 85% голосов поддержки и стал главой государства. У родственников умершего президента забрали руководящие посты и имущество и отдали их родственникам нового.

Любой политолог скажет, что персоналистский авторитаризм очень опасен, потому что, когда персона, которая все на себе замыкала, умирает, происходит ужас-ужас. Ничего подобного. Эту персону тут же забывают. Страдают при этом только силовики и семья – главные институты в деспотических конструкциях. Потому что у каждого настоящего босса должны быть свои силовики и своя семья, а значит, прежние будут порублены саблями.

Назарбаев (бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев – Ред.) захотел гораздо более сложный переход устроить. Не получилось. Пока он был активен, то поддерживал баланс. В какой-то момент (мы не знаем, что с ним произошло) Назарбаев перестал активно действовать, и тогда выстроенная им конструкция развалилась. Считается, что теперь Путин убедился, что такие сложные механизмы расщепления власти не работают. А что тогда работает? Тогда надо умирать в офисе. Другого не дано.

Разные пути бывших советских республик

Выборы 1990 года в республиканские верховные советы стали первыми частично конкурентными выборами, которые когда-либо проходили в Советском Союзе. Сегодня, спустя время, эти выборы можно назвать учредительными, поскольку почти все бывшие союзные республики движутся по заданным тогда траекториям.

В первую группу стран входят Литва, Латвия, Эстония, где была мощная мобилизация и победили широкие народные фронты — оппозиция получила от 65 %до 70% голосов. Эти страны встали тогда на путь некоторого либерально-демократического развития.

Вторая группа – это Белоруссия, Азербайджан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Туркменистан. Здесь оппозиция не получила достаточное количество голосов на выборах 1990 года, номенклатура осталась на своих позициях. Большая часть этих стран на протяжении 30 лет являются консолидированными авторитарными режимами. В последующем президенты в этих странах получали на выборах абсолютную поддержку – от 75% до 96% голосов. За 30 лет в президентских офисах в среднем сменились два человека.

Третья группа — это Грузия, Украина, Армения, Молдова, Россия. На выборах в 1990 году здесь была массовая политическая мобилизация, митинги, демонстрации, оппозиция получила от 25% до 40% голосов. Эти страны я называю конкурентными олигархиями: нет массовых политических партий, но есть верхушечные образования – олигархические группы, которые обладают ресурсами, чтобы создавать свои медиа, инфраструктуру, иметь своих людей во власти.

В конкурентных олигархиях таких групп несколько, и ни одна не может добиться полного доминирования. Подобный режим требует сменяемости, ротации через выборы или массовые выступления, что мы периодически наблюдаем. Конечно, лучше иметь устойчивую демократию, но конкурентная олигархия – это то, из чего демократия со временем может вырасти.

Исключения – Россия и Киргизия. Последняя изначально выглядела как авторитарная центральноазиатская республика, но потом начала превращаться в конкурентную олигархию. А Россия начала меняться в другую сторону: если в 1990-е годы средний результат победителей президентских выборов в стране составлял 59%, что говорит о наличии реальной конкуренции, то средний результат на выборах за последние 12 лет – уже 70%. При этом пребывание России в таком состоянии не предопределено структурно – об этом свидетельствуют ее промышленный потенциал, уровень индустриализации, урбанизации, модернизированности городского населения.

Парадокс России

Парадокс России заключается в том, что она заключает в себе и «внутреннюю Туркмению», и «внутреннюю Латвию». В Москве, Петербурге, Екатеринбурге и ряде других субъектов есть архипелаг «внутренней Латвии». Но в других местах — настоящая «внутренняя Туркмения». Это хорошо видно на любых российских выборах, по высокой явке и поддержке «Единой России» (поддержка ЕР на выборах в Госдуму в сентябре 2021 года: Чечня – 96%, Ингушетия и Тыва – 85%, Дагестан – 81%, Карачаево-Черкессия – 80%, Татарстан – 79%, Ямал – 68,9%). Мы понимаем, что такой поддержки у ЕР нет, это фальсификация, но жители «внутренней Туркмении» не придают этому значения. Думают примерно так: «Начальство делает, как ему надо, не нашего ума дело».

Другой край – Республика Карелия, Хабаровский край, Свердловская областью. Здесь «Единая Россия» получила от 24% до 34% голосов, и в среднем 40% людей пришли на выборы. Здесь выборы не очень фальсифицируют. И так — на каждых выборах. Если власть поддерживает «внутреннюю Латвию», будет одна страна. Если, напротив, занята ее подавлением и помощью «внутренней Туркмении», получаем другую.

Еще один важный момент – это общая доля ресурсной ренты в ВВП. Это такое богатство, которое приходит к нам и уходит вне зависимости от труда. Например, в 90-е годы, когда Россия двигалась по траектории конкурентной олигархии, доля ренты была 8%. В 2000-2010 годы она достигла 18,5%, в 2015 – 2020-х снизилась до 15%.

Кода появляется дополнительный ресурс в виде ренты, захватившая его олигархическая группа подавляет другие группы. И это позволяет создавать совершенно другую пирамиду наверху. Когда доля ресурсной ренты в ВВП станет меньше 10%, поддерживать эту единую пирамиду станет практически невозможно, разве что выходящими из ряда вон методами – например, войной, потому что появляются другие мотивы.

Как изменилась Россия

Одна из главных проблем России после советского правления заключалась в том, что не было частных негосударственных корпораций, компаний, гражданских объединений, партий, горизонтальных организаций. Люди не имели навыков и опыта социальных организаций горизонтального типа, и не было организаций, которые бы собирали в такие сообщества. Сегодня Россия в этом отношении другая страна. Накопился большой опыт горизонтальных взаимодействий, участия в негосударственных организациях, объединениях. Социальная ткань очень изменилась.

Если посмотреть социологическим взглядом, поговорить с людьми, то они гораздо больше готовы к демократии, чем в начале 90-х годов.

Чего ждать в будущем?

Как я уже сказал, Россия структурно принадлежит к другому типу государств, не к центральноазиатскому. Этот конфликт – между туркменистанско-нефтяной Россией и Россией продвинутой, городской – будет создавать будущее. Он и есть будущее. Как и когда он разрешится, я не знаю. Но это то, что будет формировать повестку нашей истории и нашей жизни.

В 2020-е годы на ситуацию в стране будут сильно влиять два фактора: первый – это нефть и цены на нее, второй — международная обстановка и та конфигурация, которая складывается в мире сейчас. Между двумя капитализмами – либеральным и антилиберальным – растет противостояние. В наступившем десятилетии оно будет находиться в драматически нарастающей фазе, будет сильно влиять на атмосферу в России и на внутренний баланс.

Фото: fineartamerica.com

Рубрики: ВЛАСТЬ, Интервью, Общество, Политика, Экономика. Метки: , , , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

1220
Просмотры:
13
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Четыре пишет:

    Про баварское говорил?

  2. Голос разума пишет:

    Фактор численности населения — мощный вообще. Надо бы учитывать ещё и фактор качества населения.

    • поясните ) пишет:

      То есть сотни километров незаселенной тундры и лесов — куда более мощный фактор? Есть куда спрятаться в случае чего?

      • Голос разума - поясняю (с удовольствием) пишет:

        Об эффективности человека, руководства страны или о качестве населения страны можно судить по результатам. Что имеется по факту. Можно много говорить, рассуждать о намерениях и о потенциале. Главное — что имеем по факту. Действительность в той или иной стране — производное от качества и доступности для населения образования и просвещения, от уровня медицины, от профессионализма (вообще профпригодности) и эффективности руководства страны. На факты пока что смотреть довольно грустно…

      • Голос разума - поясните) Пожалуйста. пишет:

        А в случае «чего» прятаться в незаселённой тундре?

  3. Вопрос пишет:

    Ещё один из Ельцин-рассадника — знаток и западный прихлебай. А что интересно он сделал сам и своими руками, без западных подачек, как мозговых, так и финансовых. Также как и Ельцин готов плясать калинку по ухмылки «друга Била». Валил бы на свой любимый запад и там носил бы горшки за своим патронам…

  4. Ванька пишет:

    Автор, России, даже если ее включили бы в общемировой рынок, не светит быть производителем. Страной сбыта, это максимум. Причём, форма расчёта в виде натурального обмена. Они нам товар, мы им сырье. Им самим нужны рынки сбыта и папуасы, которые на блестяшки обменяют золото. Поэтому рассуждения на тему, какие мы плохие, что не хотим в коллективный запад, как минимум не соответствуют нашим интересам.

  5. Владимиррр пишет:

    Тезисы ельцинцентровского лектора были проверены практикой в 1941-1945 году. В нашей стране командовало европейское сообщество, наши города были разгромлены, миллионы граждан убиты, уцелевщие производства десантировались в снега Сибири.
    И тем не менее, мы в этом самом истовом соревновании экономик выстояли и победили. И проучили.
    Практика — критерий Истины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑