Вторник, 4 августа 2020 18+

Комментарии:

Экономист Наталья Зубаревич: «Роль губернатора на Ямале близка к нулю. Все вопросы решаются за кремлевской стеной».  

Опубликовано: 3 февраля 2020, 12:48 | Служба новостей ЯмалPRO

Экономическое неравенство субъектов России – известный факт. Есть Москва, а есть — Россия. В столице сосредоточено 14% населения страны, 20% инвестиций, 16% нового жилья, 41% всех вкладов в российских банках и 21% доходов бюджета. А зарплаты москвичей в среднем в два раза выше, чем по России.

Нефтегазодобывающие регионы также стоят особняком на карте страны. Они – главные доноры федерального бюджета, и для них у Кремля имеется особый сценарий. «Главное лицо на Ямале – не губернатор Дмитрий Артюхов, а компания НОВАТЭК с двойной фамилией Михельсон – Тимченко. И все приоритетные вопросы решаются в здании Кремля или в стенах Белого дома», — говорит экономист и профессор МГУ Наталья Зубаревич.

Почему богатство нефтедобывающих регионов – это миф и какие регионы по-настоящему богаты, кто является лучшим выбивальщиком денег из федерального бюджета и есть ли будущее у северных городов и поселков, почему жители глубинки, у которых нет денег даже на «поесть», не выходят на протест, а «мат стоит только на кухне» — об этом и о многом другом известный экономист рассказала в ходе дискуссии под названием «Москве – все, регионам – остатки», прошедшей в Ельцин-центре в Екатеринбурге. Подробности – в эксклюзивном материале «ЯмалPRO».

— Экономическое неравенство субъектов России – это следствие экономических законов и политических институтов?

— И того, и другого. Есть понятие «агломерационные эффекты», которое работает везде и всегда. Агломерационные эффекты дают экономические преимущества: чем больше фирм локализовано в городе, чем разнообразнее выбор того, что вы потребляете, тем ваши выгоды, как потребителя, выше. А раз выгоды выше, то и людей в это место притекает больше. Агломерационные преимущества – это здоровые экономические преимущества. Москва бы и так развивалась быстрее, потому что в целом по стране не бывает равномерного развития.

В чем наша фишка? Россия – это страна, живущая на нефтяную ренту. Три субъекта, включая Ямал, дают половину налоговых доходов страны. Москва – это место, куда стягиваются все доходы и откуда потом перераспределяются. А когда все деньги — в одном месте, формируется большое перераспределительное государство. И себя оно не обижает: щедро платит чиновникам, силовикам. Поскольку государственная машина в основном сконцентрирована в Москве, то и средняя зарплата в столице в два раза выше средней по стране, а по сравнению с отдельными регионами – и в 3-4 раза.

Рентная экономика – это первый момент. Второй, очень трудноизлечимый, заключается в том, что Россия – это страна сверхкрупных экспортных компаний и госкорпораций. А где будут сидеть их штаб-квартиры? В Москве. До тех пор, пока в экономике доминирует плохое рентное государство с очень хитрым распределением финансов, и пока доминирует крупняк госкомпаний, Москва будет получать не только нормальные преимущества агломерационного эффекта, но и дополнительные доходы от вертикализации и сверхкрупных компаний. И это не изменится, пока в стране не появятся нормальные условия для малого и среднего бизнеса.

— Собираемость налогов в регионах серьезно разнится? 

— Конечно. У ХМАО 90% налогов ушло в федеральный бюджет, 10% осталось, рядом Ямал, где похожая история. Однако у подавляющего большинства регионов, как минимум, две трети доходов, а чаще и 80%, остаются на территориях. Просто там толком не собираются налоги.

— Вы сказали, что в условиях рентной экономики налоги нефтяных регионов неизбежно собираются в центре. А как они должны перераспределяться после этого?

— Сегодня регионы получают дополнительные выплаты только на уровне личных просьб и договоренностей. То Севастополю выделят 4 млрд руб. в рамках спецсоглашения, то в Кострому сошлют автобусы, которые не нужны столице. Все это делается «ручками» — субвенции, субсидии, дотации. По просьбам, так сказать, трудящихся. И это еще больше множит неформальный, по понятиям, характер перераспределения, который и так в России зашкаливает.

Посмотрите, бюджет Чечни и Ингушетии на 80% состоит из федеральных дотаций, Дагестана – на 70%. Крупнейшие получатели федеральных средств в Сибири – экономические «дистрофики» Тыва и Алтай. А на юге – «любимцы публики» Крым и Севастополь. А должно быть – по заслугам: на сколько потрудились – столько и получили. Например, Крыму должны были дать такую сумму, которая соответствует его экономическому развитию. Но Чечня, Крым, Севастополь – они «именные». Москва решает с ними вопросы не по принципу «за что», а потому, что название такое, потому, что «мы так решили».

Только вдумайтесь — порядка 400 млрд руб. раздаются «ручками». Вам нравится такая система? Мне – нет. Но эта система не лечится. Пока работает выравнивающая, абсолютно понятийная система, так и будет. Регионам дают понять – надо уметь не пахать, а – выбивать. И чем ты лучше выбиваешь, тем лучше живешь.

Лучший выбивальщик всех времен и народов – на букву К. в республике Ч. Я каждый год смотрю, как он воюет с Минфином. В этом году — плюс 18%.

Это — антистимулирующая история. Регионы не могут развиваться в таком понятийном формате. У них просто нет стимула. Мы пришли в эпоху, когда одни заливаются жиром и уже не знают, на что еще потратить, а подавляющее большинство остальных живут как-то не очень.

В нефтегазодобывающих регионах – отдельная история. Ну, пришел к тебе «замечательный» НОВАТЭК с двойной фамилией Михельсон – Тимченко. Он что, с губернатором договаривался? Или он все льготы получил на федеральном уровне и пришел на Ямал только газ качать? Таки да! Причем тут глава Ямала? И таких вопросов – миллион. На нефтегазовых территориях роль губернатора – никакая. Для крупного бизнеса она близка к нулю. Где решает свои вопросы «крупняк»? Либо в здании белого цвета, либо — за кремлевской стеной.

— Доходы бюджета ЯНАО в последние годы значительно выросли. За последние три года – прирост почти в два раза. Понятно, что это связано с ростом уровня добычи нефти и газа основными налогоплательщиками. Будет ли так продолжаться и дальше или же федеральный центр займется перераспределением нефтегазовых доходов в свой бюджет по примеру Югры?

— Базовый источник ренты в России – это нефть. Налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для газа нет. Мы так любили «Газпром», что не спешили обкладывать его большой рентой. Может ли это измениться? Если рухнут цены на нефть, все может быть. Но вы же понимаете, что люди, которые сидят у «краника», никогда не откажутся от денег. Где у Михельсона «крыша»? Пока он с Тимченко – ему ничего не грозит. Но Тимченко не вечен. Замминистра финансов РФ Илья Трунин недавно заявил, что в ведомстве не отказываются от введения НДПИ на газ.

— Очевидно, что регионам надо возвращать и часть ресурсов, и часть полномочий. Как это сделать?

— Как я уже сказала, Россия – страна сверхконцентрированной нефтяной ренты. Рента – это то, что тобой не заработано. Пробил дырку в земле и качаешь. Просто повезло – у тебя вся Западная Сибирь, а теперь еще и Восточная. Однако большое перераспределительное государство должно быть устроено не по понятия, как у нас, а по правилам – когда вы понимаете, что будет и через год, и через три. А мы сейчас не знаем, что учинят к очередным нацпроектам и как будут делить федеральный бюджет.

Нефтяная рента — это бич божий, и пока экономика страны с нее не слезет, так и будет. Поэтому первый, самый ближний и самый понятный шаг, – это наведение порядка в перераспределительной политике. Но власти понимают, что при этом они потеряют «крючок», на котором всех держат и «ручками» раздают деньги. Какой российский политик на это пойдет? Никакой. Так что эта проблема не имеет решения в существующей политико-экономической системе.

Второе – надо помогать крупным городам, помимо Москвы. Бедные ханты-манси, которые кормят всю страну, – их уже «подраздели» основательно. Ямал, берущий денежку из округов Тюменской области, пока чувствует себя получше. А реально богатые субъекты – это Чеченская республика, Москва, Крым, Севастополь, Калининград…

— Но при этом, что интересно, самый высокий протестный потенциал – в Москве. Столичный протест — ценностный, политический, на него выходят не те люди, которым нечего есть или не во что одеться. А в регионах протестный потенциал низкий. Там нет ни политического, ни социального протеста — никто не выходит с лозунгами «мне нечего есть».

— Мат стоит на кухнях. Человек рационален, он понимает: протестовать глупо и бессмысленно. Ну, работали вы на каком-то мелком заводишке. Его снесли – вам в этом небольшом городе можно где-то альтернативно заработать? Ответ – нигде. Поэтому матерятся на кухнях, но протестовать не идут. Издержки очевидны, а выгоды – маловероятны. Большая часть России выживает: денег хватает на еду, одежку и обувь. Холодильник сломался – все, новый уже не купить.

Но все же я смотрю в будущее с оптимизмом. Силы трансформаций зреют внутри системы. Их две – этих силы. Первый формат изменений – это урбанизация, когда доля живущих в крупнейших городах становится все больше. У жителей мегаполисов выше зарплаты и выше шансы найти новую работу. У них формируется запрос на участие и присутствие в политической жизни страны. Это не быстрый процесс, но это эволюция, которую невозможно отменить. Ее можно затормозить: если везде поставить Росгвардию, она пойдет медленнее. Если власть будет учиться договариваться – возможно, она пройдет более мирно и разумно.

Второй формат изменений – это поколенческая эволюция. Молодые люди, живущие в крупных городах, выросли в иной среде — стандартный конфликт поколений ослаб. Городская культура работает! Но это поколение пока маленькое. А зависимое поколение, живущее на пособия и пенсии, большое. Отъедете на 30-40 км от крупного города, что там? Самопрокорм, к пенсии добавили тысячу рублей – счастье-то какое! Вот там – только запрос к государству «дай — мы же бедные».

Баланс ходит туда-сюда, и я не знаю, как долго продержится великое русское терпение и когда к нам придет ощущение, что из тупика надо выбираться. Явных предпосылок строго в одну сторону в среднесрочной перспективе нет. Но прогресс нельзя убить. Нельзя убить крупную городскую среду. Да, пока мы сидим, молчим, потому что издержки выше, чем шансы на реализацию. Мы ж терпеливые. В каждой эпохе есть свой анфас, свой профиль, а есть — задница. Сейчас задница больше. Но ведь анфас все равно есть. Самое главное, что мы можем делать — это передавать социальный капитал, наши ценности — детям. И наши дети вырастают нормальными. Другое дело – останутся ли они здесь или покинут страну.

— Большая часть населения России до сих пор живет в сельской местности. Государство что-то может дополнительно сделать для этих людей? Вы правильно сказали: на 50 км отъедешь – и все, туалеты уже на улице, и от голода только грядки спасают.

— На сегодняшний день 23% россиян живут в городах–миллионниках, включая Москву и Питер. Если добавить полумиллионники – уже треть населения. Это та основа, на которой будет развиваться страна. Что касается периферии… В России принято гордиться масштабами страны. Никому в голову не приходит, что эти масштабы – это и гигантские издержки. У нас тупо нет денег, чтобы все это подтянуть.

Есть три пути. Первый – это формирование субурбанизационной зоны вокруг городов-миллионников, когда в радиусе не 30, а 40-50 км улучшается инфраструктура, дороги и доступность социальных услуг. Второй – это опустынивание периферий с мобильной формой поддержки. В тех местах, куда «Макар телят не гонял», население будет уезжать или умирать. Живут в деревне пять бабок – их нельзя бросить. Надо организовать мобильную скорую, автолавку, которая будет приезжать два раза в неделю. А вот когда останется одна бабка – надо вывозить, потому что волки съедят сначала собаку, а потом… И, наконец, третий путь связан с возвращением в провинцию «господ», назовем их так, и строительством поместий. По примеру Никиты Михалкова.  Баре возвращаются на дальние дачи, и вокруг них начинает возникать какая-то жизнь по обслуживанию. Дачники создают рынок услуг.

Сегодня происходит большая трансформация периферий — советский тип отмирает, а на смену приходит то, что в Канаде существовало всегда. На Севере остаются опорные центры типа Нового Уренгоя, а вокруг – вахты и временные поселки, потому что через 10-20 лет добыча закончится. В Финляндии основная часть населения спустилась ближе к Балтике, а все северные районы обезлюдели.

Почти 30% сельского населения России живет в южных и северо-кавказских федеральных округах. Остальное формально сельское – вокруг Москвы и Питера. Мы уже наполовину обезлюдели. Поэтому главный вопрос – не обезлюживание. Главная задача российской власти – сделать сносной жизнь тех, кто пока еще там остается. И не мешать. А, может, где-то помогать тем, кто хочет перебраться.

— В одном из последних интервью вы сказали, что при падении доходов от нефти альтернативным источником доходов в федеральный бюджет становится население. В прошлом году правительство подняло на 2% ставку НДС. В этом — во всех регионах будет введен налог для самозанятых. Нас и дальше будут «доить»? Почему государство отбирает последнее?

— Повышение НДС было ошибочным решением. Денег собрали столько же, сколько потратили. Наш бизнес только попискивал, сильно не сопротивлялся, потому что основная нагрузка все равно легла на население. Что касается налога для самозанятых, то у нас 20% населения работает неформально – с этим надо что-то было делать. Я считаю, что инструмент был неплох: во-первых, сам налог невысокий – 4 и 6%, во-вторых, удобная система платежей в налоговую. Основная проблема — это недоверие к государству. Человек думает – раскроешься сейчас, а через 3-4 года власть возьмет и передумает насчет низкой ставки, потому что нефтяная рента сожмется, и навалится всем весом!

Год назад, после введения налога для самозанятых в Москве, Татарстане, Московской и Калужской областях, самозанятых было всего 2 тысячи. Народ не велся — все же умные, понимают. И вдруг, спустя несколько месяцев, 250 тысяч! Как же так? Оказалось, что бизнес сказал многим своим штатным работникам: «Ребята, нам будет веселее и интереснее, если страховых мы платить почти не будем. Хотите остаться на работе? Идите и оформляйте самозанятость». Давление государства, подкрепленное прессингом бизнеса, иногда дает вот такие результаты на рынке труда.

Что касается вопроса, зачем это надо государству? А чтобы было… Вы «пулялки» все эти видели? «Стрелялки-пулялки» вообще-то денег стоят. А население нехорошее взяло и понизило рейтинг первых лиц. И поднять его тоже денег стоит. А льготы давать НОВАТЭКу? А сейчас грядет проект на Балтике – очередной газоперерабатывающий завод. Там уже будет другая парочка – «Газпром» и Ротенберги (речь идет о мегапроекте «Газпрома» — огромном газоперерабатывающем заводе, объединенном с газохимическим производством — прим. ред.). И они просят льготы почти на 3 триллиона. А вы говорите – куда деньги…

Подготовила Кристина Шабунина

Рубрики: ВЛАСТЬ, Интервью, Компании, Общество, Политика, Страна и Мир, Экономика. Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

5432
Просмотры:
17
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. БП пишет:

    Неплохо, про задницу эпохи образно и убедительно, про анфас и передачу социального опыта детям и оптимизм будущего-не очень. Что передавать — нынешние державные скрепы грабежа страны и людей, воровства, лжи и беззакония для господ?

  2. пенсионерка пишет:

    Про налоги сказано же: «Не с кого». Некогда Мишустину, в Казахстане хвастает налоговой системой.
    Урбанизация на наших просторах – это зло. В 30-х крестьян было две трети населения, в 80-х горожан стало две трети. Сейчас в деревнях жильё брошено, в городах разруха на пром.предприятиях, при этом «нет ни политического, ни социального протеста» . ВЦИОМ опросил 1,6 тыс. россиян, они объявлены большинством, поддержавших поправки, наибольшее одобрение у них вызвали индексация пенсий и МРОТ. Этому большинству не надо закрепления принципов достойного пенсионного обеспечения и работать они согласны за МРОТ, за прожиточный минимум, минимальную потребительскую корзину. Вот только «мат стоит на кухнях».

  3. 12 пишет:

    А как вы думали? По мне так это правильно.

  4. Тим пишет:

    Дотации Тыва 18,626млрд, Республика Алтай 9,375, а Ставропольский край 24,291. И кто больше денег тянет? А другие вложения из центра не считаются? Сколько вкладывается из центра в Кубань? Триллионы только в олимпиаду. Никакой Чечне не снилось. Брянская, Курганская области, Ивановская области по 13 млрд, Ростовская 15 млрд… И так по всей стране. Где больше всего в дороги вкладывают? В федеральные дороги центра страны. А нам опять про Кавказ…. Все хороши. 13 регионов сами себя и страну кормят, остальные дотационные.

  5. Права экономистка к сожалению... пишет:

    Стыдно за наших гауляйтеров, опустивших страну на дно.

  6. 42 пишет:

    Как я понял, всё хреново!

  7. Антон Самуилович пишет:

    И нам говорят,шо ми на правильном таки пути к социально ответственному бизнесу.

  8. Николай Быков пишет:

    В чём трагедия руководителей Ямала?
    Хоть Митьки Кобылкина, хоть этого мальчика — Артюхова…
    Их трагедия в том, что они окружили себя СЕРОСТЬЮ!
    На фоне всяких недотумкивающих Тихобздеевых, Щелкопёрдовых, Шурочек Мажаровых… они выглядели чем-то, для себя лично — значимыми!
    А, как были — никем, такими и остались…
    На мой взгляд, единственная ЛИЧНОСТЬ в этом, с позволения сказать, правительстве Ямала — Свинцова!
    Мне даже её — жалко…

    • В курсе пишет:

      Тётя нормально заработала за эти годы.Она тебя ещё пожалеет.

      • Николай Быков пишет:

        Меня — не интересуют её заработки!
        Если и заработала, то ей платили за её РАБОТУ, а не за просиживание порток, как Шурёнчику Мажарову и Департаменту по науке и инновациям!
        Сейчас меня интересует вопрос: — сколько получил Шурёнчик от ЦРУ за предотвращение инновационного развития Ямала, за то, что прикидываясь дурачком и недотёпой, всеми способами задерживал это развитие???

  9. чит пишет:

    Громкобздеев опять за деньгами вылез. Хотя основная троллячья цель наймита (ов)-отвлечь от темы статьи своим закольцованным бредом. Опрокинув зелья рюмашку и привычно нажав на клавины пуговки с очередным повтором жалобной песни о своем не признаваемым никем гении. Хамить и оскорблять начнёт на втором заходе)).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑