Понедельник, 30 марта 2020 12+

Комментарии:

Что охраняет Артюхов, кто крышует Михельсона, какой манией страдает Миллер, куда и зачем послали Кобылкина? Ответы на эти вопросы — в интервью экономиста Владимира Милова

Опубликовано: 28 декабря 2019, 14:27 | Служба новостей ЯмалPRO

Экономист Владимир Милов дал эксклюзивное интервью информационному агентству «ЯмалPRO». В нём он изложил экспертное мнение о том, что происходит в настоящее время в нефтегазовой отрасли страны и какое будущее её ждёт, на чём базируется успех бизнеса олигарха Михельсона на Ямале и кому какая выгода от трубопроводов «Газпрома».

 Справка «ЯмалPRO»:

Владимир Станиславович Милов родился 18 июня 1972 года в городе Кемерово. Экономист и политик. В 1997—2001 годах работал в Федеральной энергетической комиссии России, занимавшейся регулированием РАО ЕЭС, «Газпрома», «Транснефти» и других монополий. В 2002 году занимал должность заместителя министра энергетики России. До 2013 года — генеральный директор ООО «Институт энергетической политики».

 С мая 2012 года по декабрь 2015 года председатель российской политической партии «Демократический выбор». Один из создателей коалиции «За Россию без произвола и коррупции».

С 2016 года стал соратником политика Алексея Навального. C 11 мая 2017 года начал вести еженедельную программу об экономике «Где деньги?» на YouTube-канале Навальный LIVE.

1985 год «Версия 2.0»

Для начала коротко охарактеризуйте современное состояние нефтегазового комплекса в России. Власти нас убеждают, что всё прекрасно: цены на энергоносители стабилизировались на приемлемом для бюджета уровне, добыча углеводородного сырья растёт, рынки сбыта расширяются. Одним словом – стабильность! Но так ли это на самом деле? С какими вызовами сталкивается отрасль на ваш взгляд?

— Нефтегазовая отрасль находится перед очень серьёзным вызовами будущего – в некотором смысле она переживает 1985 год в версии 2.0. Она уже не будет такой, как мы привыкли. Во-первых, потому, что и нефти, и газу по разным причинам грозит серьёзный кризис спроса.

Надо отметить, что ситуация с ценами на газ в Европе сильно изменилась. «Газпром» говорит о рекордных объёмах продажи в Европу, но цены там очень низкие. Последний отчётный квартал показал, что она составляла 160-170 долларов за тысячу кубометров и к почти 400-м долларам за тысячу «кубов» мы уже никогда не вернёмся. И потому, что большая конкуренция, и потому, что в Европе невероятно избыточные мощности по приёму СПГ со всего мира. То есть «Газпром» может продавать свои объёмы только по демпинговым ценам. Словом, высоких цен больше не будет, сверхприбылей тоже не будет – разбрасываться деньгами, как в «Газпроме» привыкли, они больше не смогут.

То же самое касается нефти. Мы видим, что цена сейчас балансируется с двух сторон. Первое – это конкуренция в нефтедобыче, которая не даёт ценам взлететь выше 60-70 долларов за баррель, на рынок идёт большой объём новой добычи и все решения ОПЕК и России о её сокращении становятся бессмысленны. Такой самоподдерживающийся условно избыток теперь будет всегда. Так что в долгосрочном плане высоких цен на нефть мы больше не увидим, а это значит, что сверхприбылей у компаний не будет.

При этом и с газом, и с нефтью есть очевидная история: новые регионы добычи связаны с гораздо большими издержками на освоение. Плюс, чтобы попасть на рынки сбыта нужно строить дорогостоящую инфраструктуру.

А если посмотреть кто страдает от того, что отрасль зажата с одной стороны конкуренцией, а с другой – издержками, так это — бюджет. Мы бы уже были в состоянии заметного падения нефтедобычи, если бы компании не выторговывали огромные льготы для работы со старыми западно-сибирскими месторождениями, которые выработаны, и где действующий уровень налогов не обеспечивает уровень рентабельности: Фёдоровское, Самотлор и так далее. Вся история отношений между государством и нефтяниками она про льготы, когда в основном на старые месторождения больше денег дают, чем на новые, чтобы их не бросали и продолжали дожимать.

С газом немного другая ситуация — там налоги и без того невысокие и мы видим, что почти все новые проекты — СПГ «Новатэка», восточная программа «Газпрома», ну и Тамбейский кластер на Ямале — все они получают жирные нули в налоговой графе. То есть по сути государство капитулировало, выкинуло белый флаг и говорит: мы вообще от этой отрасли получать ничего не будем – только работайте, добывайте и продавайте. Я думаю несложно догадаться, что ситуация неустойчивая и любые проблемы с балансированием бюджета, которые могут возникнуть в будущем, заставят государство пересматривать условия налогового «контракта» с нефтяниками и газовиками. Это значит индустрии придётся пересматривать планы и, возможно, добычу сокращать.

— Может произойти так, что цена на энергоносители на мировых рынках упадёт, как это уже не раз было в нашей истории?

— В случае падения цены на нефть, в той парадигме, как отрасль привыкла существовать — высокие цены плюс щедрые налоговые льготы – она уже существовать не сможет, ей надо как-то перестраиваться. Но, на мой взгляд, структура, которую мы создали – когда у нас доминируют несколько компаний, связанных с государством – самая негибкая, самая неприспособленная для рыночных изменений. Нужна высокая конкуренция и много компаний. Так что не вижу, как эта модель будет реагировать на трудности, кроме как клянчить новые льготы, но наступит момент, когда их невозможно будет уже давать.

С газом в этом смысле ещё хуже. Цены на газ на европейском рынке сильно отвязались от нефти, потому что конкуренция гораздо выше. Здесь, конечно, и развитие рынка СПГ играет роль и сланцевая революция в США, потому что она закрыла американский рынок для импорта, на что многие рассчитывали. 10 лет назад Алексей Миллер везде хвастался, что там будет ниша в 200 млрд «кубов» и собирался её занять, а сейчас Северная Америка -главный экспортёр СПГ.

Рынок СПГ сейчас перенасыщен, есть масса абсолютно разных поставщиков, которые теперь имеют доступ ко всем территориальным сегментам рынка – он стал глобальным. Кроме того, из-за спросовых ограничений, электромобилизации, возобновляемой энергетики — стационарной выработке электричества и тепла мы точку «падения» 1985 года, о которой я говорил, увидим уже между 2020 и 2030 годом.

Освоение шельфа – не наша история

— Сейчас много говорят о невозможности освоения Арктического шельфа и добычи трудноизвлекаемых запасов нефти и газа из-за международных санкций и как следствие отсутствия у России эффективных технологий и инвестиций. А есть ли ещё какие либо причины?

— Это всё не рентабельно абсолютно при нынешних ценах. Помните, когда пять лет назад «Роснефть» вместе с «Exxon» пробурила скважину в Карском море – Победа. Тогда самая секретная информация за «семью печатями», была — о стоимости добычи нефти на шельфе. Проще информацию про наше ядерное оружие найти в каком-то доступе. Кроме того, береговой индустриальной базы у нас нет – ближайший порт Мурманск. Так что издержки совершенно космические, я даже боюсь называть цену на нефть, при которой добыча в Арктике была бы рентабельна – 200 долларов за баррель? Но что мы знаем точно – это то, что международные нефтяные компании закрывают проекты в Арктике в которые вложено много денег, например, на Аляске. Так что «товарищ рынок» диктует, что подобные проекты не рентабельны, даже если есть инфраструктура, трубопроводы и так далее.

В России при освоении шельфовых проектов будут большие издержки. Мне кажется, что у нас Арктика в основном используется как геополитический флажок: смотрите что у нас есть, а у вас такого нет! Но реально эти ресурсы возможно вообще никогда не будут востребованы с учётом тех тенденций рынка, о которых я говорил.

Что касается шельфовых технологий, то их у нас нет. Наша нефтянка десятилетиями развивалась на суше, когда мировые компании работали в Северном море, Мексиканском и Персидском заливе. Мы вообще не умеем это делать и ничего про это не знаем. Мы пытаемся всё это импортозаместить, но практика показывает, что в нынешних условиях это невозможно.

Так что это будут точечные проекты, связанные с работой на берегу, как происходит сейчас в Обской губе, которую полноценным шельфом не назовёшь. Здесь и берег близко и порты какие-то построены. Опять же, всё это реализуется с полным обнулением налогов и возникает вопрос: зачем нам это нужно?

 Зачем вы инвестируете? Ротенбергу немножко прибыли передать

— Может ли созданная сегодня система управления нефтегазовой отраслью работать эффективно? Ведь многие предприятия государственные или аффилированы с государственными компаниями, а качество менеджмента оставляет желать лучшего.

— Частная компания НОВАТЭК перспективу имеет. Хотя, конечно, Михельсон не был бы так успешен, если бы не политическая крыша в виде Геннадия Тимченко, которая пробила просто невероятные налоговые льготы на всё. Мне очень трудно представить, что в 90-е годы такие масштабные льготы одному предприятию были бы возможны. Тогда было больше конкуренции, больше открытости, больше игроков – заклевали бы, сказали бы: а чего это вы им всё даёте? Так что я бы не стал перехваливать этих ушлых частников.

Бизнес-успех НОВАТЭКа в проектах на Ямале прежде всего связан с тем, что Михельсон вовремя нашёл мощную государственную крышу. Государство обнулило все налоги, да ещё вбухивает деньги в порты, терминал «Утренний», Сабетту и так далее.

Представители НОВАТЭКа ездят по мировым презентациям и хвастаются – у нас низкие издержки. Мне, как налогоплательщику хочется спросить: а благодаря кому у вас низкие издержки? Тем не менее с точки зрения управления они довольно эффективны, в отличие от крупных государственных монстров, таких как «Газпром» и «Роснефть». У последних есть целый спектр не рыночных мотиваций — от участия в политических проектах типа кредитования Венесуэлы до обогащения подрядчиков.

«Зачем вы инвестируете в строительство трубопроводов? А вот Ротенбергу немножко прибыли передать, через строительные контракты». Я напомню, были знаменитые аналитики Сбербанк CIB Александр Кудрин и Алекс Фэк, которые написали доклад, что «Газпрому» все его трубопроводные проекты прибыли не приносят, их цель просто обогатить подрядчиков – их за это уволили. Хотя, все знают, что это так.

Когда всем этим руководит государство и связанные с ним бизнес-структуры — они рассматривают крупные нефтегазовые корпорации, как источник для высасывания ресурсов для себя. Конечно, об эффективности здесь говорить не приходится.

Ни в одной крупнейшей мировой нефтегазовой корпорации нет топ-менеджеров у которых последней строчкой в резюме было бы, как в «Газпроме»: работа в Санкт-Петербургском торговом порту или в администрации Васильевского острова. Если вы посмотрите на BP, Shell, Total — там весь топ-менеджмент с десятками лет работы в нефтегазе, прошедший через все ступеньки, а в «Газпроме» руководят переводчики с португальского и бывшие главбухи питерского порта. Ну о какой эффективности здесь можно говорить?

— Действительно, «Газпром» в последние годы тратит огромные средства на строительство газопроводов: Сила Сибири, Северный поток, Турецкий поток. Как по-вашему, окупаемы ли эти проекты с точки зрения экономики или здесь что-то другое?  

— Такие огромные газопроводы уже давно в мире никто не строит, все уходят в СПГ – это гибкость, это маневренность, а трубы привязывают компанию к одному сегменту рынка. А что если завтра, условно говоря Германия, вообще откажется от покупки газа из-за климата или из-за ветряков? И что вы с этими трубами будете делать?

Во многом за трубопроводной манией стоят интересы строительного лобби, которые хотят получить новые заказы, чтобы загрузить строительные мощности, о гибкости здесь никто не думает. Самый большой риск, что эти трубопроводы будут потом стоять полупустые. Рынок ведь очень непредсказуемый и высоко конкурентный, стационарную энергетику сильно поджимают возобновляемые источники.

Меня больше всего прикалывает, что наши одновременно в Турцию трубу тянут, кстати, далеко не первую и при этом стоят там атомную электростанцию, которые мягкого говоря будут конкурировать друг с другом. А если посмотреть, что происходит с экономикой Турции, ждать что там будет бешеный спрос на всё – может только круглый идиот.

Я считаю, что трубопроводы надо был перестать строить лет 20 назад и развивать сжиженный газ, возвращаться к Харасавэйскому проекту, который у «Газпрома» был в планах ещё в 70-х годах.

Птенцы гнезда Михельсона

— Какую роль вы отводите в ямальской нефтегазовой истории губернатору Ямала Дмитрию Артюхову? Можно ли его назвать самостоятельным политиком на своём месте?

— Я мало что знаю об Артюхове, кроме того, что у него есть папа и того, что он был назначен чтобы продолжить дело Кобылкина. Дело в том, что сейчас губернаторы меняются очень быстро, эдакие технократы-однодневки — они часто двух-трёх лет не выживают, поэтому у меня откровенно говоря уже времени нет за ними всеми следить в таком быстром круговороте.

В случае с Артюховым я для себя отметил два момента. Во-первых, он протеже Кобылкина, а во-вторых у него есть и другое покровительство – и если бы я был политологом, логично было бы предположить дальнейшее глобальное сближение Ямала с Тюменской областью.

С другой стороны, Кобылкин, например, был довольно заметен на федеральном уровне, уже и здесь, в Москве, успел много «накосячить», а вот о молодом ямальском губернаторе пока мало что слышно. Рано говорить о его самостоятельной линии. У вас же мега-проекты реализуются. Надо сказать, что они получили супер-льготный режим, особенно проекты НОВАТЭКа – понятно, что в этом случае помог Кобылкин, но это больше федеральная история. А нынешний ямальский губернатор скорее играет роль «сторожа».

— А какова роль олигархов в назначении Артюхова и Кобылкина на нынешние посты?

— Я думаю вся эта история назначений, сначала Кобылкина, а затем его контролируемого преемника – это происходит от НОВАТЭКа. Связь довольно очевидна. У Михельсона традиционно было гнездо в Пуровском районе. Не удивительно, что главу этого района и выбрали.

Всё-таки Неёлов тяжеловес ещё из прошлой исторической эпохи и было логично предполагать, что за место губернатора будет какая-то элитная борьба. А тут бац – берут главу района, где у НОВАТЭКа все операции проходят, и назначают губернатором, а потом и министром.

В Москве все воспринимают Кобылкина как посланца НОВАТЭКа. И «Газпром» его за это очень не любит – потому что он представляет конкурента. А молодой губернатор – не более, чем приложение к истории о том, что Михельсон заимел мощного политического представителя – сначала на региональном, а теперь уже и на федеральном уровне, оставив контроль за Ямалом – это абсолютно олигархическая история. Но у вас там особой демократии то и нет. И понятно, что такие назначения в нынешней системе власти – всегда будут какой-то олигархической расторговкой.

— Экологические риски при разработке нефтяных и газовых месторождений в районе Обской губы промышленниками замалчиваются, однако коренное население бьёт тревогу: исчезает рыба, сокращается кормовая база для оленей. На ваш взгляд, какое воздействие оказывает судоходство и перекачка нефти и газа в Обской губе на окружающую среду?

— К сожалению проблема в том, что это пока невозможно объективно оценить потому что в России за последние 15 лет практически полностью уничтожена система нормальной, широкой оценки экологических рисков. У нас все эти решения протаскиваются: где-то в селе назначили слушания, пришли свои — все проголосовали «за». То есть широкого обсуждения проектов нет. Всё что есть – это красивая презентация для общественного мнения, что типа у нас всё супер-экологично, всё классно. Но реальности мы не знаем: всё это дноуглубление, усилившийся трафик движения судов, загрязнение в связи с этим. Нет независимого экологического надзора, который был бы неподконтролен отрасли.

У нас много лет назад появлялся Митволь с дохлой рыбой в руках, когда надо было у Shell отобрать Сахалин -2 — вот и весь наш экологический надзор. Получается, что ведомство, которое должно следить за всем этим возглавляет Кобылкин — посланник одного из крупнейших отраслевых игроков.

Я согласен с тем, что скорее всего у попыток разворошить Обскую губу, и превратить её в индустриальный кластер, есть тяжёлые экологические последствия. К сожалению, из-за отсутствия прозрачности и общественного контроля, из-за того, что у нас всё жёстко контролируется в стране, мы не знаем, что там происходит…

И о будущем…

— Каковы перспективы развития нефтегазовой отрасли в будущем? Будет ли она оставаться под жёстким влиянием государства?

— Это сильно зависит от политический парадигмы. Они идут рука об руку – монополизм, покровительство нескольким крупным компаниям, растущая от этого неэффективность, пренебрежение к интересам общества. Это всё следствие нынешней централизованной политической модели, где нет свободной дискуссии, а общество не контролирует власть. Поэтому власть делает всё что хочет.

Будущее отрасли я вижу кардинально по-другому – без участия государства в хозяйственной деятельности вообще, но при этом с огромной конкуренцией. У нас такая большая индустрия, что в ней могут работать десятки конкурирующих нефтяных и газовых компаний, а государство должно выполнять функцию общественного контролёра за тем, что они делают, насколько они эффективно используют недра, насколько бережно обращаются с окружающей средой. Брать с компаний нормальные налоги, а не раздавать направо-налево льготы в масштабах, которые мы не видели, наверное, никогда.

Должна быть создана совсем другая система: конкурентная, открытая, подконтрольная обществу — мотивированная на развитие, на движение вперёд. Это всё возможно, но для этого нужны политические перемены.

Спасибо за интервью. Беседовал главный редактор «ЯмалPRO» Станислав Гурбин

Рубрики: ВЛАСТЬ, Интервью, Общество, Политика, Страна и Мир, ТЭК, Экология, Экономика. Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

4165
Просмотры:
13
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Филолог пишет:

    По сути всё верно! Пока только хвалебные оды, кукушки и петуха из басни Крылова.

  2. Страх потеряли пишет:

    Путин превратил общественный строй в России в олигархический капитализм при котором получение огромной прибыли этими самыми олигархами главная задача власти.
    Всё эти путинские Михельсон, Ротынберги, Миллеры и Тимченки фундамент сегодняшней «вертикали». Путин работает на них бизнес, они работают на власть Путина.
    Народ в этой «схеме» безропотное быдло, которому телепередачу В гостях у сказки заменили программой Время и Прямыми линиями президента.
    Аркюхов в этой системе мелкая сошка.

  3. Анна пишет:

    Это интервью нужно прочесть КАЖДОМУ взрослому жителю Ямала и России — чтобы четко понимать, что нас ждет в уже недалеком будущем и как к этому подготовиться. Сдается мне, много миллиардных бюджетов региона и муниципалитетов скоро не станет. И весь этот декларируемый Артюховым оптимизм и обещания социально-экономического развития пойдут на нет (ну, совсем-то уж, может, и не сойдут). Ну, и в целом экономическая ситуация скажется на жизни простых людей — на количестве рабочих мест и уровне зарплат, что в промышленности, что в бюджетной сфере. На уровне благосостояния и благополучия. Думается, готовиться надо к худшему, хотя проблем в регионе и так много. А вообще, Милов — умница и душка. Вот его бы нам в премьеры, ну, … понятно при каком руководителе государства. При котором. Который будет — рано или поздно. Скорей бы уж.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑