Пятница, 22 ноября 2019 12+

Комментарии:

Осужденного на 3,5 года актёра Павла Устинова отпустили из СИЗО

Опубликовано: 20 сентября 2019, 17:58 | Служба новостей ЯмалPRO

Актер Павел Устинов, осужденный на 3,5 года по делу о «вывихе плеча» росгвардейцу, освобожден из СИЗО. Соответствующее решение 20 сентября принял Московский городской суд. Устинов будет находиться под подпиской о невыезде до 23 сентября. На этот день в Мосгоруде назначено рассмотрение апелляционной жалобы на приговор.

Решение об изменении меры пресечения было принято по ходатайству прокуратуры. 19 сентября в Генпрокуратуре заявили, что считают вину Устинова доказанной, однако просят применить к нему наказание, не связанное с реальным сроком лишения свободы.

Павел Устинов был задержан 3 августа во время акции протеста на Пушкинской площади. В суд на актера подал сотрудник Росгвардии Александр Лягин. По его словам, во время задержания Павел Устинов оказал столь сильное сопротивление, что вывихнул стражу порядка плечо.

В начале недели, 16 сентября, Тверской суд столицы признал Павла Устинова виновным в «Применении насилия, опасного для жизни или здоровья представителя власти» и приговорил к 3,5 года колонии. Сам Павел заявил, что не участвовал в акции протеста, а просто дожидался своего друга рядом с метро. Это же доказывают и обнародованные СМИ видео кадры с места задержания.

Дело о суровом приговоре получило серьезный общественный резонанс. Павла Устинова поддержали многие известные актеры, музыканты и общественные деятели. В его поддержку в Москве прошли многочисленные одиночные пикеты, а в соцсетях был запущен флешмоб.

Рубрики: Общество, Политика, Страна и Мир. Метки: , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

303
Просмотры:
4
Поделились:
4 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. СОЦИАЛИЗМ = ЕДИНЫЙ НЕОТЧУЖДАЕМЫЙ БЮДЖЕТ-ВОССТАНОВИМ ИЛИ СДОХНЕМ пишет:

    Дела Голунова и Устинова очень похожи: и там и там они происходят на фоне массы совершенно аналогичных процессов, в которых система категорически не выпускает обвиняемых из своих зубов вне зависимости от общественного мнения. И там и там главным аргументом защитников становится «это ошибка, он ничего не делал». И там и там к делу удивительно быстро и слаженно подключаются «коллеги по цеху», начиная с самых провластных и пристроенных, тех, кто в абсолютно аналогичных ситуациях ранее делал вид, что ничего не случилось.

    В деле Голунова наиболее вероятной (ИМХО) является версия о «подставе» в борьбе за контроль криминального рынка – некая «башня» подставляет другую «башню» — в этом случае полиции и УФСБ — с целью убрать сильные фигуры «с доски». Цитата из Википедии: «На вопрос о том, как вообще возникло «дело Голунова», начальник подразделения по контролю за оборотом наркотиков УВД по Западному административному округу Москвы сообщил, что оперативникам было известно только имя Иван, и что этот человек часто посещает Латвию (где находится редакция «Медузы»). В связи с этими поездками у следствия возникло подозрение, что Голунов может перемещать из иностранного государства наркотические средства и затем сбывать их в ночных клубах Москвы. Доказательства этой версии не приводились». Кто-то дал оперативникам эту информацию, в расчете на то, что они клюнут. Они и клюнули – а они ли сами подбросили наркотики по методу Жеглова (чтоб не возиться с доказательствами) или Голунову их подбросили те, кто навел, и чуть заранее – не так важно. Сам Голунов разумеется понятия не имел, что его используют как козленка в охоте на тигра, ну да его быстро освободили, в отличие от десятков тысяч посаженных таким же способом.

    Если так, операция удалась: оперативники взяли «наркодилера» по наводке; мгновенно поступила команда «обществу» отреагировать; кому положено эту «реакцию» тут же (а не как всегда) услышали; оперативники отстранены, их начальство отстранено, удар по главе УФСБ Дорофееву и его помощнику, (компромат на которых загодя сливался Голунову), был нанесен наотмашь – благодаря аресту, материал Голунова был прочитан 6 млн человек. Несколько крупных рыб потеряло посты и многие – влияние.

    Ну а что же с Устиновым? Ситуация с Устиновым (ИМХО) схожа с Голуновской только одним: это домашняя заготовка власти. Но здесь нет войны башен, интересов нарокрынка или других элементов конкуренции под дворцовым ковром. Дело Устинова является частью «сообщения», которое власть передает обществу. Сообщение это следующее: «Мы запрещаем вам митинговать и протестовать. Если вы все равно это делаете, мы будем ломать вам жизнь административным преследованием, а если будете сопротивляться или упорствовать – то уголовным. Но (!) не подумайте, что у нас нет правил игры: мы честные бандиты – если вы не протестуете, то мы вас защитим и более того – наше общество вас защитит, такое оно у нас хорошее».

    Страх случайной репрессии работает только в случае поистине железного режима. Рыхлая авторитарная система должна показывать свою «объективность», иначе у ее клевретов да и у пассивной части общества будет нарастать страх, приводящий к протесту, который слабая система подавить не может. Наш режим рыхлый, ячеистый, с бесконечной борьбой кланов, башен и бульдогов, со слабой системой силовой поддержки, которая годится против студентов (и чтобы падать замертво от стаканчика в ожидании премии и квартиры от бюджета), но даже уже не против дальнобойщиков, что говорить о более серьезных силах. Нашему режиму обязательно нужно делать вид, что правила очерчены и послушание вознаграждается. Потому – сигнал вечно лояльным артистам (во всех смыслах этого названия): «Заступитесь, можно, ошибку исправим».

    Другое дело, что наша система власти неоднородна, состоит из множества узлов и сочленений, и у каждого узла есть свои интересы и свое представление о том, как себя лучше вести. Какой-то узелок пониже решает, что надо «мочить». Еще более мелкий узелок решает, что надо мочить кого попало, так ему проще. Потом судейский узелок решает, что нужно сажать на подольше. Вдруг узелок повыше распоряжается: «покажем объективность, раз так удачно сложилось – ну ка, давайте выпустим». И тут же другой судейский узелок прочитывает это как смену парадигмы, и вот уже Губайдуллин (ранее не привлекался, касания служителя закона не было) отправляется домой. Ну а Константин Котов, и Данила Беглец, и Кирилл Жуков и все, кто уже осужден ранее по «московскому делу» продолжат сидеть – по ним указания не было.

    Диалог власти и общества будет и далее идти в том же ключе – пока общество будет согласно на такой диалог. Пока оно – согласно: в хоре «разрешенных» и «свободных» голосов в защиту Устинова лучше всего слышен мотив: «он же в митинге не участвовал, отпустите». Это именно то, чего добивается власть: чтобы дискуссия перешла из плоскости «можно ли митинговать?» в плоскость «можно ли сажать того, кто не митинговал?». На последний вопрос власть радостно объединится с народом в ответе «нет» и предложит считать решенным не только этот, но и логически обратный к нему вопрос: «можно ли сажать того, кто митинговал?» — «да». Тех же, кто не объединяется с властью и требует ответа «да» на первый, неправильный вопрос, власть просто проигнорирует – до тех пор, пока у нее хватает терпения. Помяните мое слово – Устинова выпустят, и хор утихнет. Останутся единицы, которые продолжат требовать справедливости для всех, да и то недолго – новые дела отвлекут. Каждый народ заслуживает своих правителей.

  2. кто в армии служил , тот в цирке... пишет:

    Изначально нужно изгнать дебильных дистрофиков их Росгвардии, а то не равен час, какой нибудь гном из цирка, оторвет бойцу причинную конечность. Тогда пожизнено что ли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑