Среда, 7 декабря 2016 18+

«Ошибку допустили в 2007 году». Дмитрий Кобылкин рассказал, какие уроки Ямал извлечет из вспышки сибирской язвы, и кто будет расплачиваться

Опубликовано: 10 августа 2016, 9:33 | Служба новостей ЯмалPRO

кобылкин

Вернувшись из Ямальского района, губернатор ЯНАО собрал большую пресс-конференцию, на которой поделился своим видением ситуации с сибирской язвой.

Я не знал…

За последние дни стало окончательно ясно, что причина беды, постигшая Ямал вовсе не в погоде, а в экономии на элементарном ветеринарном обслуживании. Поэтому причину стали искать в недоработках прежней власти.

— В 2007 году по каким-то обстоятельствам – до сих пор непонятным, наверное, наука сказала, что в нашей почве на Ямале эта инфекция жить не может. Скорее всего, это послужило причиной остановки вакцинации северного оленя. Продолжали вакцинироваться соседние субъекты – Ханты-Мансийский автономный округ, Коми, Ненецкий. А мы почему-то, имея самое большое стадо в мире, решили, что нам не надо вакцинировать оленей. Это непонятно. Сейчас изучаем документы. Причем, это была вакцина за федеральные деньги, Ямал бы не тратил денег. На мой взгляд, в 2007 году была допущена ошибка, очень серьезная.

Правда, губернатор отметил, что сибирская язва на Ямале все-таки была не совсем обычная (должно быть мутировала от экологических проблем полуострова). Поэтому специалисты Ямальского района и не могли долго определить, что это та самая опасная инфекция.

— Я сам читал инструкции, описание в энциклопедии, как должна выглядеть сибирская язва. У оленя должны быть изменения селезенки и лимфоузлов. Это два ключевых момента, по которым любой ветеринар сразу мог ее определить. Но у нас такого не было, случай нетипичный.

Что это был за штамм сейчас изучается в нескольких научных институтах. Кстати, к слову об экологии. В стремлении избавиться от заразы раз и навсегда, тундру Ямальского района заливают огромным количеством реагентов, теперь участок 110 на 115 километров надолго останется абсолютно бесплодным.

— Наверное, в этом месте вряд ли что-то вырастет. Но это не большие территории, всё происходит точечно. Там будут установлены специальные знаки, и в этой зоне нежелательно находиться, каслать оленей. Хотя олени будут все привиты, и в будущем такой проблемы у нас возникать не будет, — отметил губернатор.

Кто возместит затраты

Дмитрий Кобылкин затруднился дать хоть какую-то оценку затратам, которые понес окружной бюджет в связи со вспышкой сибирской язвы. Пока известны только цифры, выделенной поддержки Ямальскому району – 6 миллионов и затраты на обустройство нового жилья для кочевников в чистой зоне – 90 миллионов. Кроме того, были полностью истрачены авиационный керосин и дизельное топливо, завезенные в Ямальский район на зиму. А теперь предстоит возмещать потери оленеводам, некоторые из которых потеряли всех своих оленей, да еще и брали кредиты на развитие. Для них будет разработан отдельный план, совместно с министерством труда.

Но губернатор успокоил, он уже договорился в правительстве страны о возмещении затрат.

— Федерация планирует все потраченное округом компенсировать. Я не думаю, что мы потеряем что-то в бюджете. Хотя это проблема наша, но федеральное правительство, Дмитрий Анатольевич Медведев готовят компенсационные мероприятия по ликвидации этого очага. Такого в Российской Федерации не было – ни по масштабам, ни по сложности проведения подобной операции.

Не забыл губернатор упомянуть и свой любимый проект – Северный широтный ход. Железная дорога на время работа в Ямальском районе стала фактически магистралью жизни.

— В этой по сути военной операции я лишний раз убедился: без железной дороги «Обская – Бованенково» мы с этой бедой могли бы и не справиться. Переброску войск осуществляли по железной дороге. Это говорит о том, что до порта Сабетта нам необходимо железную дорогу построить. В целях безопасности полуострова Ямал, в государственных целях. Об этом буду докладывать президенту обязательно.

Надо думать в ближайшее время строительство дороги снова перейдет в активную фазу, раз ветка приобретает государственное значение. Тем более что в следующем году завершается строительство завода «Ямал СПГ», и НОВАТЭК наверняка вспомнит про обещанную железную дорогу.

Тем более, что вертолетный транспорт, по словам Дмитрия Кобылкина, предоставить оказались готовы не все.

— Хорошо, что мы сегодня сохранили нашу авиацию, хотя бы ради этого случая нужно было это сделать. Потому что многие авиакомпании отказались лететь, это тоже факт. А наши летчики, вертолётчики – летали с пожаров – из пекла в пекло сибирской язвы были переброшены – герои просто.

Точку поставят к сентябрю

Дмитрий Кобылкин определил срок завершения всех мероприятий по уничтожению последствий вспышки сибирской язвы – 1 сентября. Это самый крайний срок снятия карантина в Ямальском районе. На сегодня военные уже уничтожили почти половину трупов оленей в тундре.

— Это была нестандартная операция. На региональном уровне задействовать такое количество федеральных структур – это очень непросто. Считаю, что работа проведена блестяще, она еще проводится. Как пример по организации на самом высоком уровне: в 13 часов мы связались с Министром обороны, а уже в 16.30 вылетели первые самолеты… Не надо было никому ничего объяснять, доказывать, что это нужно и важно. Одного слова руководителя субъекта было достаточно, чтобы понять всю степень серьезности распространения заболевания.

Стада из опасной зоны привиты и готовятся к переходу на чистые пастбища. Губернатор заверил, что мясо не будет заражено, а вакцинированные животные безопасны. Хотя отрасли, несомненно, будет нанесен имиджевый урон, но с годами все восстановится, при условии тщательной работы над качеством продукции.

Такого в Российской Федерации не было – ни по масштабам, ни по сложности проведения подобной операции. К этому никто не был готов. Конечно, все службы в части своего профессионализма сработали на высшем уровне. Но, то, что координирующую роль взяло на себя окружное правительство – такого в России мы пока не наблюдали, не видели. А по формулярам, по которым нас, губернаторов, готовят, такой бактериологической угрозы мы не рассматривали. Поэтому думаю, что после этого случая будут приняты определенные изменения в законодательстве, в нормативных актах.

Губернатор также отметил, что поскольку он находился непосредственно в очаге заражения, в данный момент он проходит курс химиотерапии.

Рубрики: Общество, Экология, Ямальский район. Метки: , , , , .


Рейтинг новости:

1 207
Просмотры:
1
Поделились:
3 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Евгений:

    О врет! Я не знал, дитя неразумное?! Помощницы ни какого другого ответа придумать не смогли? Детский лепет!

  2. Житель:

    Если короче, виноватых нет, мы молодцы)))))))))

  3. Страх потеряли:

    «Наверное, может быть, но так или иначе, виноват Неелов» — дословный перевод с ямальского чиновьечего языка высказывания Дмитрия Кобылкина….

  4. Кризис в попах:

    Да, памперс мой, но обделал его не я, и нюхаю я его вместе с Вами, господа. Начальник обещал прислать новую пачку памперсов.

  5. Злой:

    Когда же начнутся посадки?????

  6. Злющий:

    Окружное правительство в …опе, только благодаря военным и мчс ситуация нормализуется (спасибо зеленым человечкам). Не сможете выкрутиться тут «многоуважаемый» Д.Н.К где же няньки (не успели видать подсказать, что говорить надо), только оне в этой ситуации не помогут. В данном случае, джентльмен обязан сделать себе харакири!!!

  7. Житель:

    Окончательно разуверился в ваших человеческих качествах, губернатор. Просто пиарщик, не более. Кобылкин, займитесь, наконец, реальными делами. Хватит пиариться за наши деньги.

  8. Миротворец:

    Господа, что за привычка виноватых искать? эпидемия — это беда, а у вас одна цель найти виновного и именно губернатора и к позорному столбу! почему столько агрессии? Пришла беда надо разобраться в причине и принять меры, а не стрелочника искать! Прямо времена инквизиции какие-то. В оппозиции всегда легко — делать-то ничего не надо — только языки чесать. Объективно вины губернатора здесь нет! Делом надо заниматься а не искать стрелочника и писать в нете!

    • Житель:

      Миротворцу: всю свою сознательную жизнь занимался исключительно созиданием и реальными делами. Вот поэтому и имею полное право высказывать именно такое мнение о нынешней власти. Кумовщина, отсуствие внятного понимания вектора развития региона, вахтовый метод работы во власти, просто феерические зарплаты чиновников, бараки в городах самого богатого региона страны. Список можно продолжать еще на пару страниц. Поезжайте в Беларусь, посмотрите как нужно любить свою Родину. Там нет и сотой доли наших полезных ископаемых. Там местами бедно, но всегда — достойно. А за каждый город, район, округ отвечает конкретный человек. У нас этот человек — Кобылкин.

      • Михаил:

        Всё-таки есть разница между Ямалом, арктическим регионом, и континентальной Белоруссией, не находите? И в климате, и в логистике, и в трудовых ресурсах, и в длительности освоения, и в структуре экономики, и во многом другом. Некорректное сравнение. Понимание вектора развития региона есть, и оно вполне внятное, странно что Вы этого не видите. С чем согласен — это с действительно огромной разницей в зарплатах лиц замещающих госдолжности и простого народа. Это очень взрывоопасная вещь!

      • Миротворец:

        Про Беларусь я могу рассказать много — оттуда родом. Только почему если там так хорошо жить мои родственники бегут ко мне на Ямал? Люди с образованием там работу найти не могут. Больной вопрос для меня — не будем сравнивать. Везде хорошо где нас нет. Вы сравнивайте многие предыдущего губернатора и недовольны нынешним. А в чем между ними различие? Есть деревня Чимеево под Курганом с мужским монастырем и церковью где хранится чудотворная икона. Деревня живет за счет церкви, вернее людей которые к иконе приезжают. Дома старые. Бедно люди живут. Но недалеко от монастыря хорошая асфальтированная дорога к высокому забору, за ним большой трехэтажный дом — поместье внушительное. Оказалось это имущество губернатора (бывшего) Неелова Ю.В. он туда на вертолете прилетал отдохнуть и поохотиться. Не надо только негатив на Кобылкина лить. Он много для округа сделал. Имею право давать оценку я здесь 38 год живу и есть с кем и с чем сравнивать! Давайте жить дружно и вместе проблемы решать, а не обвинять всех.

    • Николай Быков:

      Почему, господин Миротворец?
      Сразу, как только мне стало известно про вспышку сибирской язвы, я засел за изучение литературы по данному вопросу. Нашёл, на мой взгляд, оригинальное решение: — обработка территории СВЧ-излучением. Разработал приспособление для этих целей.
      Это — прицепное устройство вроде плуга, буксируемое ратраком (передвижное устройство для движения по тундре или по снегу).
      Как известно, СВЧ-излучение убивает всё живое, грунт является проводником сверхвысокочастотных колебаний, следовательно — обеззараживание почвы — гарантируется. Необходимо приступить к работам.
      Мне отказали!
      Выходит, что — не нужно Ямал освобождать от различных вредностей!!!

      • Михаил:

        Может потому, что ратраки безумно дорогие, а на мощный СВЧ излучатель требуется много электроэнергии, которую в тундре негде взять? И какова производительность/себестоимость такого средства? А какова эффективность? Во время эпидемии действовать нужно быстро, дешево и на 100% эффективно.
        Кстати почему нигде в мире ничего не обеззараживают СВЧ излучением? Много вопросов.

      • Николай Быков:

        Здравствуйте,Михаил!
        Во первых — необходимо произвести ряд экспериментов противобактериологического характера с использованием СВЧ-излучения.
        Второе — произвести ряд конструкторско-технологических и доводочных работ по изготовлению, испытанию на местности и доводке конструкции «противобактериологической установки. Думаю, что такая установка потребуется не только на Ямале. Чего-чего, а могильников в России достаточно! Если эксперимент пройдёт удачно, то это будет не единичный экземпляр.
        Поймите и то, что возможно распространение заразы: — мыши там разные, птички и прочая живность, обитающая на заражённой территории. Как ни жестоко, но с ней придётся попрощаться…
        Всё мог бы показать эксперимент. Но, в эксперименте — отказано. Ратрак дорого? Можно переоборудовать МТЛБ, или МТЛБУ, но уйдёт много времени. А времени-то и нет! Что касается затрачиваемой мощности, то из расчёта 1,5 метра ширины одного прибора на 0,8 кВт. Ширина прицепного устройства — 25 — 50 метров. Скорость перемещения — 20 км/час. Можно использовать зимой или летом…
        Я уже нарисовал эскиз. Всё дело в желании руководства Ямала…
        Захочет предотвратить эпидемию, произведут эксперимент, не захотят — не произведут эксперимента…
        Это как с воронками в тундре. Я же смог, в домашних условиях смоделировать то, что произошло в тундре.
        Налил в бутылочку воды, погрузил туда огарок свечи, поместил в СВЧ-печь… Парафин играл роль поверхности. Через 20 секунд парафин оказался на стенках печи: — вода вскипела, а я услышал громкий голос своей жены.
        Долго слушал.
        Часа три…
        Это, конечно, не такой чистый эксперимент, какой следовало произвести, но то, что можно было сделать в условиях кухни, я сделал…

      • Николай Быков:

        Михаил!
        А до обеззараживания СВЧ-излучением я сам догадался!
        Общеизвестным является факт, что СВЧ-излучение убивает живые клетки. Это — общеизвестный факт!
        Я и взялся вырисовывать эту идею. Теперь необходимо привлекать конструкторские и научные коллективы.
        Правда, при таком подходе, украсть из бюджета, если и получится, то очень и очень немного!…

  9. Миротворец:

    Где мой комментарий?

  10. Ямал Спас:

    Виноваты прошлые руководители? А вы не причем? Вы у власти уже второй срок. После войны мы в 1961 году в космос полетели. Спустя 16 лет после самой кровавой войны в истории мира. У вас есть богатейший регион мира, что лично вы сделали во благо Ямала?

    • Николай Быков:

      Ямал Спас!
      Тогдашние руководители не воровали столько из бюджета, сколько нынешние. У них, тяму не хватало!
      То ли дело — нынешние!
      Только через один Фонд инновационного развития «Ямал» слямзили почти 4 миллиарда рублишков деревянненьких. А только я знаю 4 фонда! Сколько ушло через остальные фонды? А СК по ЯНАО репу чешет… Прокуратурка наша тоже — слепые и глухие. Своевременно не могут дать ответ на заявление. Да и как его дать, если я прямо заявил, что в любом случае буду обращаться в Генеральную Прокуратуру?!
      За 10 лет ни одного изобретения не внедрено!
      Остров Белый очищают за счёт Департамента по науке и инновациям.
      Наверное, экологисты отказались воровать в таких объёмах, за несколько сотен тонн отходов.
      Володю Пяткова — убили!
      Вите Гузю — грозят убийством!
      Чеченцев на него натравили…
      Всё нормально!…
      Как и положено…
      Капитан Арктики — рулит!!!
      Один я — никому не нужен: — ни бьют, ни травят. Обидно даже!

    • Михаил:

      Да, подвиг народа после войны уже наверное никто не сможет повторить.
      Но не надо забывать какой ценой это далось, и какими средствами осуществлялось. Дармовым трудом миллионов заключенных. Я хорошо помню рабочие зоны обнесенные колючкой в Лабытнангах посреди города, когда первые каменные дома строились зеками. Может кто-то удивится, но даже школа № 3 построена заключенными. И так почти по всей стране. И советский космос тоже. Шараги, в которых работали ракетчики по сути были зонами. Народ был нищим и необустроенным. А ведь прошло совсем немного времени. Моим детям не верится что так было, когда я им рассказываю. Так что не надо нам быстро, лучше не спеша но по человечески. И не надо представлять тут всё так, будто нынешняя власть вообще ничего не делает во благо округа. Это ведь не так на самом деле. Эпидемия смертельной болезни — это общая беда, и бороться нужно всем вместе. Хотя бы словом поддержки, если лично помочь больше ничем не можешь. Зачем народ баламутить и авторитет власти в трудный момент расшатывать? Кому это выгодно?

      • Злой:

        Раз тут появилась администрация, конкретные факты давайте, о проделанной работе, где дорога на Надым, где мост через Обь? Зато сделано много, например, очистные сооружения в столице округа, мертвая река Шайтанка и Васьеган. Нашему многострадальному народу выгодно, а не тем кто у кормушки пригрелся

      • Николай Быков:

        Михаил!
        Речи идёт не о расшатывании а о выборе направления и о концентрации усилий!
        Если 12, с лишним тысяч квадратных километров, на многие годы, выводятся из оборота, без гарантии повторной вспышки, то что это как ни глупость?!
        Я — изобретатель. Да. Ума не хватает для спокойной жизни! Но почему бы не воспользоваться подсказкой от неординарно мыслящего человека? Почему не привлечь к решению проблемы изобретателей?
        Кобылкин что, одних дебилов понабрал в свою богадельню?
        Или они думать перестают, как только на работу приходят?

      • Николай Быков:

        Михаил!
        Речи идёт не о расшатывании а о выборе направления и о концентрации усилий!
        Если 12, с лишним тысяч квадратных километров, на многие годы, выводятся из оборота, без гарантии повторной вспышки, то что это как ни глупость?!
        Я — изобретатель. Да. Ума не хватает для спокойной жизни! Но почему бы не воспользоваться подсказкой от неординарно мыслящего человека? Почему не привлечь к решению проблемы изобретателей?
        Кобылкин что, одних дебилов понабрал в свою богадельню?
        Или они думать перестают, как только на работу приходят?

      • Николай Быков:

        Михаил!
        Какие миллионы?
        Выбрось либерастическую дурь из своей головы! Пусть она остаётся, как у Торичелли!
        При Сталине, в самом «сидячем»: — 1950-м году сидело 1,6 миллиона человек. Это при населении 190 миллионов!
        Сейчас сидит столько же, но население — намного меньше.
        Не читайте Солженицына и Шаламова…
        Начните читать школьные учебники по физике и по химии.
        Очень увлекательное чтиво!
        Много нового узнаете…
        Только, — не лепите мне про Ваше верхнее образование!…

      • Историк:

        Страна прошла революцию, гражданскую войну, коллективизацию, Великую Отечественную со всеми вытеающими последствиями. Врагов у той власти не могло быть мало — раскол страны после революции был просто огромным. Много людей сидело в лагерях и трудилось на стройках. Но не настолько много, как вы здесь представляете. Если сейчас прсадить всех, кто реально вредитель и коррупционер — будет не меньше. Но тогда у людей была вера в справедливость, желание созидать и учиться. И не было тогда у страны таких огромных сверхдоходов от продажи полезных ископаемых и таких бездарных и вороватых руководителей с детьми, женами, счетами и домами за границами Родины. Мы великие? В чем именно сейчас? Медицина, образование, сельское хозяйство, космос, уровень жизни людей? Вот в чем надо быть лучшими, тогда и к нам будут лучшие тянуться, а не КНДР и Зимбабве.

  11. Злой:

    Раз тут появилась администрация, где дорога на Надым, мост через Обь, очистные сооружения в СЛХ и ЛБТ. Да Вы проделали много, реки Шайтанка и Васьеган мертвые, это постараться надо было. Выгодно может быть только народу, но не тем кто у кормушки пригрелся

  12. Николай Быков:

    «Нам сказали, что это иностранцы с самолета заразу рассыпали»
    В тундре догорают чумы, нарты и олени. Уничтожению подлежит все имущество ненцев, находившееся в зоне поражения сибирской язвой. Этого, как и смертей, можно было избежать. В чем причины вспышки сибирской язвы на Ямале?
    09.08.2016 Теги: специальный репортаж, эпидемия, ямало-ненецкий округ
    В салехардском аэропорту у всех прилетевших проверяют документы, почти как на границе. Дядька в зеленом камуфляже говорит, это из-за наплыва гастарбайтеров. Группу приехавших из Тюмени строителей вполне славянской внешности отвели откатать пальчики. В качестве основания назвали режим ЧС в Ямальском районе, где 25 июля обнаружен очаг сибирской язвы. По той же причине в Салехард не пустили на днях международную экологическую экспедицию, намеревавшуюся плыть по Оби. Той же универсальной причиной оперы и участковый райцентра Яр-Сале объясняли свои регулярные визиты и звонки в гостиницу, где остановились журналисты. В общем, когда на поселковой свалке, где вдали от лишних глаз мне назначили встречу приехавшие из зоны заражения оленеводы, появилась машина главы района, никто не удивился. «Срисовав» нас, белый «Ленд Крузер» укатил восвояси.
    — Страшно, что не просто уволят за то, что все расскажем, но еще и нигде не устроимся потом, — говорит Петр, с первого дня участвовавший в ликвидации очага болезни.
    — Ну а что мы с тобой? В тундру пойдем, да и все, — подбадривает его друг Александр (имена изменены). Вокруг дымит мусор. Новенький завод по утилизации ТБО стоит рядом, но не работает. Когда построили, оказалось, солярки для уничтожения отходов нужно очень много. А она тут золотая — 76 рублей за литр. Километрах в ста от нас дымится тундра: догорают чумы, нарты и олени — жизнь моих собеседников. Уничтожению подлежит все имущество ненцев, находившееся в зоне поражения.
    Петр восстанавливает хронологию мора, длившегося намного дольше, чем указано в официальных сводках.
    — Массовый падеж начался 15 июля. За сутки пало 50 оленей на стойбище из 12 чумов. На следующие сутки еще 150 голов. А первые трупы появились еще 9 июля. С 7 июля каслали(перегоняли. — Т. Б.) на новое место и от земли слышали нехороший запах, гнилостный. Два оленя пали после этого. А к 15-му числу уже 50. Один парень дал знать в Яр-Сале, а там позвонили в ЕДДС (единая дежурно-диспетчерская служба. — Т. Б.). В ЕДДС говорят: мы оленей не спасаем, а только людей. Тогда наши ребята пошли в администрацию района, часа полтора просидели, пока их не выслушали. А уже в конце дня там совещание собрали, позвонили в Салехард, попросили вертолет на облет территорий. Назавтра прилетели ветеринары, вскрыли труп оленя, взяли ткани на анализы и уехали. Людям сказали, причина гибели — тепловой удар. Говорят: сейчас жарко, вы оленей не каслайте, держите ближе к воде, результаты анализов недели через две пришлем.
    — Жаркие годы и раньше бывали, и жарче, чем этот. Но никогда сотнями олени не падали от жары, — встревает в разговор Александр.
    — В ночь с 17-го на 18-е число еще 50 голов пало, — продолжает Петр. — 19-го опять в тундру полетели ветеринары, в район фактории. Нашли там 8 павших оленей. Слетали на 12 чумов, переписали, сколько у кого оленей было. Было 2760. 22-го числа осталось 200.

    «Детей не отдадим, лучше тут помрем»
    — В ночь на 23 июля к 12 чумам вызвали санрейс: у ребенка появился фурункул на шее(возможный признак сибирской язвы. — Т. Б.). Чтоб дозвониться, отец девочки 3 раза за 30 км ходил, искал, у кого связь есть в стойбищах. Потом администрация стала говорить, что это неправда, потому что весной для всех оленеводов спутниковые телефоны закупили. Да, закупили, только симки к ним не активировали. В общем, забрали ребенка и еще трех мужчин в Салехард, — говорит Александр.
    11-летнюю Людмилу, которая успешно прошла курс лечения, через 2 недели привез в Яр-Сале лично губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин. Она первой из эвакуированных вернулась домой. Сейчас в Салехардской окружной больнице находятся на лечении 60 человек, из которых 33 ребенка. В реабилитационном отделении — еще 31 человек.
    — 24-го числа собрали закрытое совещание у замгубернатора, — продолжает рассказ ненец. — Вызвали ветеринаров из Салехарда. После этого забрали в больницу еще 4 детей и 4 взрослых. Тем временем начальство районное начало давить на нас — кто бучу поднял, зачем полезли, зачем шумите? А мы что, умирать должны? Но в Салехарде уже решили, что надо людей вывозить. 25 июля дали команду к утру собрать чумы для перевозки ближе к зимним вещам. Мы зимние вещи летом оставляем в определенном месте, чтоб не возить лишнее по тундре. Вот туда решили перенести чумы. Еще вакцину привезли, за полтора часа 420 голов привили, но из них сразу 20 пало.
    Пока собирали чумы, пришли к нам женщины с соседнего стойбища, там, говорят, больше 100 голов пало, дети болеют. Утром чумы собрали, а вертолета нет. Ждали до самого вечера. Еще несколько оленей за это время пали. Вечером прилетели и говорят: будут вывозить всех детей в интернат. А у нас есть и годовалые, и грудные — как их одних везти? Женщины закричали: «Мы своих детей не дадим, лучше тут помрем». Забрали потом женщин с детьми. Олени уже лежали прямо вокруг чумов, рассказывает Александр.
    27 июля первых оленеводов стали вывозить на так называемое «чистое стойбище» — за периметр карантинной и буферной зон, примерно за 60 км от очага заболевания. С собой брать что-либо запретили. Последнее, что пришлось сделать на насиженном месте, — привязать к нартам и усыпить собак. У них тоже обнаружили симптомы «сибирки», хотя считается, что собаки ей не подвержены. Людям пообещали, что на новом месте все готово к приему: чумы, продукты, одежда.
    — Отвезли туда людей, потом они говорят: нас не на чистую зону, нас подыхать, наверное, привезли. Потому что дали только нательное белье, куртки, сапоги и матрасы положили на голую землю в палатках, — утверждает Петр.
    Часть людей осталась на старых местах — пастухи не захотели оставлять своих оленей. Петр вспоминает, как в последний раз зашел в родительский чум… Сделал несколько снимков на память.
    В это время в «грязную» зону уже привезли войска радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) — уничтожать трупы оленей. За сутки, по словам моих собеседников, удалось сжечь всего 16 штук. Каждую тушу обкладывают покрышками, обливают отработанными нефтепродуктами и поджигают. Судя по фото с места событий, сгорает не все и не сразу. Местами в тундре трупы лежат через каждые 6—7 метров. Лежат и в водоемах.
    — Будет опять как два года назад, — уверен Александр. — Тогда был большой падеж из-за гололеда: олени не могли копытом лед пробить, чтоб ягеля добыть, умерли с голоду. Тогда выделили 300 млн на утилизацию. Не знаю, куда эти деньги делись, но трупы целый год по тундре валялись, все лето вонь стояла, ничего не сжигали, кроме тех, что у самого села пали.
    Даже если трупы сгорят дотла, понятно, что пастбища будут потеряны: автопокрышки относятся к категории опасных отходов, при их сжигании выделяются ядовитые вещества. К тому же территорию обрабатывают еще и хлорной известью, чтобы наверняка уничтожить споры сибирской язвы. Вряд ли через год тундра здесь расцветет.
    Петр показывает фото. С первых дней мора оленеводы и проводники фиксировали все, что происходило в стойбищах. На снимках видно, как дети с любопытством следят за работой ветеринаров, обступив вспухшие туши. Оленеводы до последнего пытаются заставить встать агонизирующих животных. Контактов с открытым источником заражения — хоть отбавляй.
    — Вернулись из грязной зоны, спрашиваем, что с одеждой делать. А нам: идите домой. Ни дезинфекции, ничего, — пожимает плечами Петр. — Поехали все же на станцию «Скорой помощи», говорим: были на очаге, что делать? Нас осмотрели, прописали лекарство, мы пошли в аптеку, купили почти на тысячу рублей. Ничего нам не выдавали бесплатно.
    Побывав в Ямальском районе, глава федерального минздрава Вероника Скворцова сразу заявила, что пройдет курс профилактики антибиотиками. Сейчас, кстати, таблетки в сельской больнице выдают всем желающим. А те, кто ежедневно вылетает в зону поражения проводить санобработку территории, работают в защитных костюмах, либо вынуждены сжигать свою одежду по прилету. Но приняты эти меры были не сразу.

    Страх перед властью страшнее страха смерти
    «Около озера Яррото на стойбище из 12 чумов погибло 1500 оленей, умерли собаки. Всюду вонь, гниение, смрад, у детей появились фурункулы. Людей не вывозят, власть не оказывает никакой помощи, при этом замалчивает это! Властям стало известно еще неделю назад, и они ничего не предпринимают! Скоро начнут и люди умирать в тундре, об этом тоже будут молчать? Пожалуйста, помогите опубликовать это сообщение, очень важно спасти людей!» — с анонимного поста «ВКонтакте» началась борьба с сибирской язвой на Ямале. С первого дня люди, пытаясь рассказать о своей беде, действуют здесь именно так: открывают странички под вымышленными именами, пишут несколько анонимных постов — и пропадают. Страх перед властью в райцентре Яр-Сале сильнее страха смерти от инфекции. А власть дает установку: молчать!
    Без малого за неделю каких-либо комментариев от районных властей я не дождалась. Пресс-секретарь муниципалитета Равиль Сафарбеков заявил, что «вход в администрацию заказан», а официальную позицию властей можно почерпнуть на сайте.
    Что ж, судя по пресс-релизам, на Ямале все спокойно. Например, 26 июля муниципалитет сообщил, что «для противодействия сибирской язве на Ямале приняты все возможные меры, угрозы людям нет, все тундровики тщательно обследованы». Через пять дней после этого заявления в салехардской больнице от сибирской язвы умер 12-летний ребенок. Еще сообщалось, что очаг болезни локализован, люди проходят терапию, а на возвращение оленеводов к обычной жизни выделено аж 90 миллионов рублей. Правда, денег люди не увидят: администрация сама закупит все, что им необходимо, и установит на новых местах новые чумы взамен уничтоженных.
    Володя Кондыгин выходит поговорить со мной в шортах, майке и шлепанцах. У него больше ничего нет, и как лететь в тундру в такой экипировке мужчина не представляет. Родня в Панаевске, сюда в Яр-Сале, где в корпусе интерната устроен карантинный пункт для тундровиков, даже и не передать ничего. На улице +15, Володя ежится, извиняясь, просит сигарету: в магазин за куревом не выпускает охрана.
    Директор школы-интерната Александр Алисиевич на вопрос, как будут обрабатывать «карантинный» корпус перед приездом детей на новый учебный год, испуганно машет рукой:
    — В наших корпусах никто не живет! А я буду говорить только о 1 сентября. Больше ни о чем меня не спрашивайте!
    Впрочем, о размещении оленеводов в интернате уже давно сообщила пресс-служба губернатора. А местная газета опубликовала поименный список всех тундровиков, вывезенных из зоны заражения, с указанием, кого и где разместили, — чтобы родственники могли найти своих. Согласно списку, 99 человек находятся в интернате, еще 31 «выбыли из него, в том числе в инфекционную больницу».
    — Тут больше ста человек на самом деле, — говорит Кондыгин. — Мучаемся от кормежки: дают все молочное, жидкое, эта еда непривычна, нехорошо нам. Ну и одеться не во что — не представляю, как полетим в тундру. У кого шорты, у кого майка, кому вообще женское дали. В тундре так не походишь. У нас осенью одна одежда, летом другая, зимой третья. Это все не восстановить без денег. Непонятно, какие чумы нам собрали в чистом стойбище, говорят, что вместо шкур там брезент, это нехорошо, промокает он, а потом оленю тяжело его везти. Мы же кочуем.
    — Шесть длинных рулонов брезента, шесть коротких, шесть подушек, шесть матрасов: хрупкая Сандра Сэротэтто легко управляется с бандой пацанов лет по 16. Те послушно носят, грузят и считают вещи в ангаре у летного поля. Это гуманитарная помощь: то, из чего собирают новые стойбища для тундровиков.
    Сандра и сама понимает: это не полноценная замена, это то, что под рукой было. Но людям будет где есть и спать первое время.
    — Представьте, что вы в один миг потеряли все, — горячо объясняет девушка-волонтер. — Вот говорят, 90 миллионов — большие деньги. Но это всего 560 тысяч на человека. Это очень мало. Скоро понадобятся зимние нарты, малицы (меховая верхняя одежда), нюки (меховые чехлы на чум). Один нюк 80 тысяч стоит. На чум надо 4 нюка. Это мы еще не считаем оленей, а ведь планируется восстановить поголовье, хотя бы в минимальных объемах, чтобы люди вернулись к нормальной жизни. А как еще? Вот некоторые говорят: дайте им квартиры в селе — и хватит. Моя тетя-тундровичка, когда приехала в село, не смогла жить тут: ей по тротуару ходить больно было, в квартире жарко, в городской одежде неудобно…
    — Застряли мы в городе, так младший мой уже всех извел. Кричит: арканить хочу, оленей хочу! — вздыхает Лена. У нее шестеро детей, младшему три года. На подходе седьмой. 45-летняя Лена, смущаясь, закрывает живот. На аэродроме она ждет попутного вертолета — в тундру. Обычно из дальних стойбищ до села добираются по газпромовской железной дороге — по технологическим путям. Но из-за карантина перевозку людей запретили. В городе всей семье поставили прививки от «сибирки», но в их стойбище все и так спокойно. На вопрос, что народ говорит о причинах заболевания, Лена, не моргнув, отвечает
    — Сказали, иностранцы с самолета заразу рассыпали.

    Старики говорили, тут каслать нельзя
    Конспирология здесь в ходу. Самый популярный вариант — отраву принес «белый человек», чтобы отжать пастбища. Откуда такая версия, очевидно: выпасные земли стоят на Новопортовском месторождении газа, газовики постепенно наступают, а вот куда идут обещанные компенсации за потерю пастбищ, люди не знают. Строительство «железки», бурение новых скважин делают оленеводство не таким уж комфортным. Ненцы подозревают, что истребить их решили, начав с оленей. Дескать, под пастбищами лежали сухие земли, пригодные для строительства дороги от железки до Нового порта. А под нынешним зимником — болото, и летом движение встает. Тем более что на сайте района уже появилось сообщение, что причина болезни — перевыпас оленей. На Ямале сейчас около 700 тысяч голов, по некоторым оценкам, это избыточно много, впереди бескормица, надо сокращать поголовье.
    Оленеводы стоят насмерть: забивать стада не будут. Олень для них кормилец. Особенно если учесть, что зарплата пастуха в колхозе самого богатого региона России — 8 тысяч рублей, утверждают мои собеседники. А цены в магазинах в среднем вдвое выше московских.
    Еще одну версию высказывает Петр. Несколько лет подряд оленеводам выдавали концентрированный инсектицидный состав в больших объемах. Не пригодившиеся банки пастухи прикапывали в песок. Такая банка могла и прохудиться.
    Версия «Гринпис»: из-за жары оттаял скотомогильник. В 1941 году в этих краях уже свирепствовала «сибирка». Однако аппарат губернатора сообщил, что в этом районе скотомогильников нет. Впрочем, по данным Россельхознадзора, в России лишь 37% скотомогильников соответствуют ветеринарно-санитарным требованиям, значительная часть, в особенности сибироязвенных, никак не обозначена, о них никто не знает.
    Официальная версия администрации Ямальского района о том, что «оттаявшая тундра способствовала проявлению источника заражения — останков павшего когда-то давно животного», никак не объясняет почти одновременное заболевание в стадах, рассеянных на большой территории.
    — Старики говорили, что в тех местах каслать нельзя, проходили быстро. Но в этом году лето наступило раньше, а с ним комары. Когда комары, оленей не гонят. Вот и остановились, не послушали стариков, — сообщает рассудительный волонтер Рома, собирающий помощь для тундровиков.
    Вне зависимости от версий тундровики и надзорные органы сходятся в одном: преступной была отмена вакцинации оленей в ЯНАО. С 2007 года прививки от сибирской язвы делать перестали. На Ямале это объясняют результатами мониторинга, много лет говорившими о благополучной эпизоотии, и тем, что на севере вирусу было не выжить. Замруководителя Россельхознадзора РФ Николай Власов в видеообращении на сайте ведомства назвал отмену вакцинации главной ошибкой руководства региона. А также результатом бездарной реформы надзорной структуры, когда противоэпизоотическую работу отдали на откуп регионам. Привить 700-тысячное стадо — дело непростое и недешевое. Возможно, расходы в свое время просто «оптимизировали»…
    Вывоз оленины с территории района запрещен. Руководитель забойного комплекса на муниципальном предприятии «Ямальские олени» Семен Бульдяев этим обеспокоен: их сырье прошлогоднего забоя, но поставить его в собственный колбасный цех в Салехарде нельзя. «Ямальские олени» — единственный в России крупный экспортер оленины, основные покупатели — финны.
    — Они уже поинтересовались нашей ситуацией, но пока наши долгосрочные контракты действуют, — говорит Семен.
    — Панты уже перестали покупать, — сетует Владимир Кондыгин. Панты — молодые, мягкие рожки оленей — основная статья дохода в тундре. Скупают их китайцы для нужд фармакологии. Сейчас спиленные панты заперты в цеху — до особого распоряжения.
    — За эти панты еще совхоз не заплатил — бурчит Владислав Яптик, брат эвауированного оленевода. — Брат в прошлом году работал с мая по ноябрь, получил за все время 45 тысяч. Как мы с таких денег будем восстанавливать быт? Чтоб чум на большую семью полностью оборудовать — и летнее, и зимнее все купить, — нужно миллионов пять.
    Влад сам себя обрывает:
    — Главное не это. Священные нарты жгут. А там наши боги. Теперь уже все — не восстановить. Наши боги уходят от нас. Как жить?

    Село Яр-Сале, Ямал
    Редакция благодарит оленеводов за предоставленные фотографии.

  13. Светлана:

    край газа и нефти… естественно — властей боятся, больше чем чумы… ибо прессинг от властей — давно продуманная и последовательно выстроенная цепочка событий, при которых ты еще и остаешься нарушителем общественного «благополочия» и «спокойствия» за собственные кошельки…
    вы еще юдашкина попросите… он быстро придумает, как денежки «освоить» и новую экипировку для оленеводов сделать

  14. Кобыка:

    Купленный за 30 србнников Николай опять (снова) засрал тему. Прячьтесь, господа, от неуемного изобрета и активнее не ведитесь на мантры — не кормите тролля, выражайте мнение по теме, не отвечайте на понос.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Уважаемые читатели! Комментарии, не соответствующие теме материала, содержащие неподтвержденные сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, имеющие заведомо клеветнический характер в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона о СМИ РФ, могут быть удалены.


Наверх ↑

Яндекс.Метрика